Афганцы рассказали, как бежали в Россию от талибов

afgancy rasskazali kak bezhali v rossiju ot talibov

Официальные представители диаспоры воздерживаются от комментариев и их можно понять: если МИД России не проклинает талибов как террористов (а по закону они именно такие, какие есть, и даже название организации запрещено в России), а так или иначе налаживает с ними отношения, то сам Аллах приказал диаспоре это сделать. Мы подождем официальных комментариев, а пока за подробностями можем расспросить афганцев, они торгуют в гостинице «Севастополь» возле станции метро «Каховская». Диаспора имеет там свою «штаб-квартиру» уже почти тридцать лет, когда в 1992 году в Россию прибыли сторонники Демократической партии и президента Наджибуллы, проигравшие неравную битву с недугами того времени.

— Мой двоюродный брат с семьей приехали в Москву два месяца назад, — говорит один из продавцов (из-за нестабильности ситуации диаспора попросила не называть имен). — Он работал переводчиком у американцев, они обещали ему визу на несколько лет, но ему начали давать длинную. Когда было объявлено, что американцы уехали, он понял, что должен уехать куда угодно. Чтобы спасти себя и свою семью. В конце концов нам удалось пригласить его в Россию, благодаря друзьям из нескольких министерств. Приехать на Ковид было сложно и дорого, у нас было несколько стыковок. Их было пятеро: мой брат, моя жена и трое детей. В Кабуле они продали свою машину и забрали деньги. Теперь вы получаете российское удостоверение на вождение грузовика: это хороший водитель. Его жена? Нет, его жена не работает, у него нет привычки.

По словам собеседника «МК», достаточно людей с таким видением будущего, которые приехали в Россию, потому что у них здесь есть родственники или друзья, и тех, кому просто не выдали визу на Запад. У каждого из них своя история: как они получили приглашения и разрешения приехать, как они продали свои вещи и покинули свои дома (обычно оставшимся родственникам) и основали свои дома. Ветераны Московской диаспоры прошли через это тридцать лет назад, нынешнее поколение делает это сейчас.

Photo: Mikhail Kovalev

— Искать работу сейчас сложнее, чем тридцать лет назад, — совпадают два бывших жителя «Севастополя». — В то время формально требовалось советское и российское гражданство, но на рынках это никого не волновало. Если вы хороший человек и знаете, как работать, вы должны прийти. Были и другие проблемы, связанные, например, с национальностью. Например, на рынках были люди … из тех «афганцев», которые являются ветеранами боевых действий. И, конечно, у них не было к нам претензий: война шла с моджахедами, а не с законным правительством Республики. Но были травмированные, нервные люди. И если они «терпели» в какой-то момент, то лучше было не обсуждать и уйти. А сейчас с национальным вопросом все проще, но есть много процедур: у вас должно быть гражданство, или разрешение на временное проживание, или патент. Миграционные центры-это ужасный «конвейер».

Афганцы Москвы стараются помочь своим соотечественникам с работой (особенно потому, что они часто являются прямыми родственниками). Но сектор «неформальной» занятости сокращается: с каждым разом появляется все больше секторов, «оцифрованных» с помощью агрегаторов и приложений. Например, распределение товаров и такси: некоторые члены диаспоры (например, офицеры Заристы в Париже после революции) работают водителями, но эта работа доступна только с российскими водительскими правами. И российский паспорт очень желателен, он, знаете ли, не стабилен. В любом случае, проблемы афганцев (независимо от того, являются ли они выходцами из Афганистана, таджиками или узбеками) касаются всех трудящихся-иммигрантов.

В «Севастополе» также был замечен новичок, который в начале года находился в Кабуле. Однако он не говорит по-русски, нам пришлось общаться на английском. 30-летний специалист по холодильному оборудованию работал, среди прочего, в посольстве США и имел «допуски», хотя и низкого уровня. В апреле ему сообщили, что ему пришлось бежать, но, услышав рассказы многих знакомых, которым не разрешили уехать на Запад, он сразу же связался со своим дядей в Москве. А в июне ему удалось переехать в Россию. У него нет семьи, но он, общительный мужчина, уже познакомился с девушкой: она студентка первого курса медицинского факультета из Кандагара и не вернется домой теперь, когда талибы вернулись.

— Мы хотим только одного: чтобы Россия относилась к нам как к нормальным иммигрантам», — говорит собеседник «МК». — В каком-то» особом подходе » нет необходимости, наоборот, это опасно: Россия пытается наладить отношения с новым режимом , и это не даст нам никаких преимуществ.

Оцените статью
Новости
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Афганцы рассказали, как бежали в Россию от талибов
oblom ssha v afganistane zastavil govorit pro zagovor amerikanskih voennyh
Облом США в Афганистане заставил говорить про «заговор американских военных»