Эксперты предупредили: новый мировой кризис придет из Пекина

eksperty predupredili novyj mirovoj krizis pridet iz pekina

Проблемы были очевидны задолго до пандемии. Достаточно только взглянуть на крах китайских фондовых бирж летом 2015 года, когда ключевой индекс Shanghai Composite потерял треть своей стоимости, миллионы частных инвесторов продали свои акции на фоне паники, и рыночная капитализация упала на 3,5 триллиона долларов. Как отмечали в то время независимые эксперты, в стране сформировались три гигантских пузыря: кредитный, инвестиционный и рынок недвижимости. Многие проводили мрачные аналогии с событиями в Соединенных Штатах во время Великой депрессии.

И сегодня Китай переживает полномасштабный кризис дефолта по облигациям государственных компаний. На долю этого сектора пришлось всего 10% дефолтов в 2019 году, 40% в 2020 году и более 50% в период с января по июнь 2021 года. По данным Fitch Ratings, 25 компаний не выполнили свои обязательства в первом полугодии почти на 10 миллиардов евро. долларов, из которых 5,6 миллиарда составили государственные учреждения. Это самый высокий показатель за всю историю китайского рынка государственного долга. Причина, по мнению экспертов Японского исследовательского института, в том, что на протяжении десятилетий «большие пушки» накапливали долги в полной уверенности, что центральное правительство и муниципальные власти (которые финансировали их своими гарантиями) не допустят их. нарушение. Но, оказывается, они это сделают!

«На самом деле, внутренний долг Китая в основном состоит из» убыточных компаний «советского стиля, таких как металлургические и машиностроительные компании»,-объясняет Алексей Маслов, доктор исторических наук и директор Школы востоковедения в Китае. Высшая школа экономики Национального исследовательского университета. — В течение долгого времени они угрожали поднять цены на продажу, и тогда в стране определенно произошла бы безудержная инфляция. В 2019 году власти, как центральные, так и местные, призвали их вместо этого повысить эффективность за счет оптимизации затрат, сокращения числа менеджеров и перехода на робототехнику.

Это в основном объекты тяжелой промышленности на северо-востоке страны, в так называемом «ржавом поясе», примыкающем к России. Они по-прежнему в три раза отстают от остальной части Китая по темпам роста. Исследование, проведенное Центром Государственного совета Китая, показало, что эти компании с трудом трудоустраивают молодежь, крайне расточительны в использовании ресурсов и не оптимизируют свои поставки и логистику. В конце концов, было принято принципиальное решение разбить их или передать в частные руки. Короче говоря, не скупитесь: благотворительность и патерналистский патронаж закончились. Сейчас, отмечает Маслов, правительство избавляется от довольно большой категории неэффективных и обременительных компаний, которые бесконтрольно накапливают корпоративные долги. Очевидно, что эта политика бьет по региональным элитам, которые считали, что работать в государственном секторе выгоднее, чем в частном секторе.

На пути к контролируемому хаосу

Когда в 2008 году разразился мировой финансовый кризис, экспорт Китая резко сократился, что привело к многомиллионным убыткам для многих компаний и обвалу быстро растущего фондового рынка. Чтобы поддержать экономику, Пекин, как и весь остальной мир, прибегнул к мерам финансового стимулирования: около 600 миллиардов долларов (примерно 13% ВВП в то время) было вложено в реальный сектор. Деньги шли в основном через государственные банки, но распределялись они очень неравномерно между различными регионами и секторами. В то же время власти намерены постепенно отказаться от экспортной модели экономического развития, сосредоточив внимание на стимулировании внутреннего спроса и кредитовании. Теневой банкинг позволил накоплению долга: он достиг своего пика примерно в 2012 году, охотно финансируя брокеров и ростовщиков и предоставляя так называемые услуги по управлению активами.

«Теневая банковская деятельность составляет около 30% всего банковского сектора», — объясняет Маслов. — Это традиционный способ работы для Китая. Само собой разумеется, что это неэффективно. Все, что связано с прямым мошенничеством и созданием фальшивых банков, в стране быстро решается. Мы говорим о рынке облигаций и займов, о тех кредитных механизмах, которые предлагают людям высокую доходность, но с большими рисками. Эта модель чем-то похожа на российскую ОФМ. В ближайшие годы правительство будет постепенно закрывать его, чтобы избежать рисков банкротства этих организаций и накопления социальной напряженности.

Экономика Китая стабильна по определению, говорит Маслов: руководство страны не только внимательно следит за всеми процессами, но и заранее просчитывает любой сценарий. Если удастся, то не будет ни коллапса, ни хаоса. И когда МВФ и Всемирный банк прогнозируют проблемы Китая с корпоративным долгом, они забывают, что его экономика не полностью основана на рынке, что она живет по несколько иным законам.

«Дефолты госкомпаний-это своего рода системный процесс» зачистки»; это просто вопрос очистки рынка от тех субъектов, поддержка которых была сочтена государством ненужной (а не факт, что их обязательства покрываются бюджетом). 10 миллиардов долларов для долгового рынка почти в 15 триллионов долларов-это статистическая ошибка. Довольно удивительно, что этого раньше не происходило», — говорит Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества.

Другая проблема кажется более опасной: великий Си начинает регулировать экономику с тревожным рвением, топя компании тех, кто ему не нравится, и ограничивая деятельность многих других. агенты, близкие к зарубежью). Иноземцев считает, что действия властей станут самым дестабилизирующим фактором в экономике Китая в ближайшем будущем. Собеседник » МК » убежден, что Китаю не грозит лобовой обвал. Во-первых, потребительский спрос пока достаточно высок, правительство располагает достаточными ресурсами для поддержки бизнеса, и выпуск облигаций по более низкому обменному курсу юаня является приемлемым и даже желательным. Кроме того, производственный сектор больше ориентируется на потребности внутреннего рынка и, следовательно, более регулируется.

Между тем, по данным Национального бюро статистики Китая, восстановление национальной экономики во втором квартале серьезно замедлилось по сравнению с рекордными темпами января-марта (+ 18,9%). Рост ВВП в апреле-июне составил 7,9%. Рост розничных продаж и промышленного производства также замедлился в июне, а активность в строительстве жилья снизилась. Иноземцев не видит никаких признаков надвигающейся гибели, поскольку любая крупная экономика (не только Китайская) физически неспособна поддерживать такие высокие уровни бесконечно. По мнению аналитика, хорошим сценарием для Китая был бы среднегодовой рост на 5-5, 5% в течение этого десятилетия. Что касается влияния китайского «замедления» на мировой ВВП, то оно также не было бы фатальным. Поэтому, заключает Иноземцев, нет необходимости распространять страшные истории: 2020-е годы обещают стать одним из самых успешных лет прошлого века для мировой экономики.

Часовая бомба

Вашингтонский институт Брукингса прогнозирует, что к 2028 году Китай превзойдет Соединенные Штаты по размерам своей экономики. Быстрый выход Пекина из блокады сделал его крупнейшим в мире получателем прямых иностранных инвестиций и впервые в своей истории он также оставил Соединенные Штаты позади в списке Fortune 500 (124 против 121). Кроме того, Соединенные Штаты потеряли свой статус крупнейшего торгового партнера ЕС. Но есть и плохие новости: китайские компании имеют долг в размере 2,14 трлн долларов, который они должны погасить или рефинансировать в ближайшие два года, что на 60% больше, чем в предыдущем сопоставимом периоде. «Традиционно инвесторы рассматривали облигации, выпущенные государственными компаниями, как менее рискованные из-за предполагаемой государственной поддержки. Но просрочки спровоцировали распродажу. Надвигается кредитный кризис», — говорит Блумберг.

Общий внутренний долг Китая (государства, граждан и компаний), который уже давно превысил любой разумный предел (более 300% ВВП), может стать спусковым крючком для новой глобальной рецессии. Уже будучи в долгах, как шелк, китайские компании продолжают занимать деньги, говорит аналитик рейтингового агентства Moody’s Марк Занди. В то же время, добавим мы, более трети компаний в КНР страдают от перепроизводства.

Со своей стороны, правительство пытается обуздать неконтролируемый рост кредитования. Он особенно обеспокоен распространением полулегального рынка p2p («хедз-ап») финансирования, на котором циркулируют триллионы юаней. Регулирующие органы дают компаниям и частным лицам два года на переход к полностью управляемой среде. Банковское финансирование также было серьезно ограничено, особенно схемы кредитования местных органов власти с использованием земельных ресурсов, которые очень популярны в стране. Однако все эти усилия принципиально не меняют ситуацию с задолженностью.

«Все ожидания и энтузиазм в отношении китайской экономики пересматриваются», — говорит Никита Масленников, эксперт Центра политических технологий. — Самая загадочная история связана с динамикой инвестиций. Они выросли на 12% за полгода и прибавили всего 0,35% в июне. Очевидно, что китайская экономика преуменьшила эффект низкой базы 2020 года и будет только замедляться дальше. В конце года ожидается рост порядка 5-7%. Китай теряет конкурентоспособность с точки зрения заработной платы, а старение населения становится все более серьезной долгосрочной проблемой для показателей ВВП. Вероятное замедление темпов роста до 4,5% может привести к невыполнению ряда социальных обязательств и росту социальной напряженности.

Китай оказался в трудном положении из-за стечения обстоятельств. Конечно, утверждает собеседник «МК», долговое бремя-это бомба замедленного действия: как при правительстве, так и при бизнесе, провинциальных органах власти и домашних хозяйствах. Пекин понимает это, но риски растут быстрее, чем регуляторы успевают их обуздать. Дефолты по суверенным облигациям-не самое худшее. Хуже того, качество государственных компаний стремительно падает, что становится чем-то вроде черной дыры для экономики.

Правительство сталкивается с большой дилеммой. С одной стороны, как предупреждает Fitch, попытки искусственно замедлить рост корпоративного долга приведут к резкому замедлению. Но если ничего не будет сделано, пузырь может еще больше лопнуть и лопнуть, так что ни Китаю, ни остальному миру не станет хуже. Разрушительная сила ударной волны почти наверняка превысит мощь 2008 года, после краха американского инвестиционного банка Lehman Brothers.

Контейнерный кризис, которому не видно конца, добавляет мрачную нотку в общую картину, вспоминает Масленников. С января 2021 года стоимость доставки увеличилась более чем на 20%. А для некоторых видов грузов она увеличилась еще больше. Из-за третьей волны пандемии в пяти основных китайских портах прекратилась перевозка грузов, суда стоят в среднем 35-40 дней, разгружая свой груз. Это вычитает огромную сумму из общего объема контейнерного бизнеса. Следовательно, непродовольственные товары длительного пользования, особенно бытовая техника, электроника и бытовая техника, могут вырасти на 15-20% к концу года. Это сильно повлияет на Россию: во втором полугодии наш потребитель столкнется с совершенно другими ценами на крупную бытовую и электронную технику — телевизоры, холодильники и стиральные машины.

Китайский фактор является основным риском для российской экономики, учитывая объем двусторонней торговли, который в 2020 году достигнет почти 104 миллиардов долларов. Пекин, крупнейший торговый партнер Москвы, добровольно или неохотно ставит нашу страну в наиболее уязвимое положение: в любой момент ее проблема корпоративного долга может вызвать эффект домино, «взорвать» мировую финансовую систему и отскочить от России. . В случае глубокого внутреннего кризиса Китай сократит потребление нефти и газа как минимум на 20%. Следовательно, экспорт российских углеводородов, и не только их, резко сократится. Китаю будет нужно меньше нашей электроэнергии, нашей древесины, металлов, зерновых и продовольствия. Словом, все для экспортно-ориентированного бюджета Российской Федерации является незаменимым, по сути, единственным источником валютных поступлений.

Оцените статью
Новости
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Эксперты предупредили: новый мировой кризис придет из Пекина
shojgu nagradil voennosluzhashhih uchastnikov olimpijskih igr
Шойгу наградил военнослужащих-участников Олимпийских игр