У сбившего в учебном бою Су-30 летчика потребовали миллиардный штраф

u sbivshego v uchebnom boju su 30 letchika potrebovali milliardnyj shtraf

Фраза «не может рассматриваться в единственном числе» — это не просто фигура речи. Существует множество примеров войн всех времен и народов, в которых «дружественный огонь» по ошибке уничтожал собственную технику и собственных людей. Классик жанра: наш знаменитый летчик Александр Покрышкин. Первым самолетом, который он сбил в бою, был советский бомбардировщик Су-2. И штурман Су-2 был убит.

Оказывается, если бы это случилось с Покрышкиным в наши дни, он был бы сбит, и мы бы никогда не услышали о легендарном, одном из самых эффективных советских асов Второй мировой войны, будущем маршале авиации, трижды Герое Советского Союза, в том, что фашисты называли «небесным террором».

Кто-то скажет: ну и война же это! Там другие законы.

Да, это так. В то время их могли расстрелять. Но у кого-то хватило мудрости понять это.

В мирное время любая боевая подготовка и работа-это всегда подготовка к войне. Почему здесь должен быть другой подход? Ведь когда человек учится драться, он, как и Покрышкин, тоже может ошибиться.

Ошибка, конечно, должна быть наказана: выговор, вычет премий, понижение в должности или понижение в должности, короче говоря. Но только для того, чтобы не уничтожить его как личность, как профессионала, которому он посвятил всю свою предыдущую жизнь, чтобы научиться защищать от него свою родину.

И это именно то, что происходит сейчас. И если такая система уже существует, пришло время что-то радикально решать на законодательном уровне.

«За последнее время» МК » в третий раз обсуждает этот вопрос. Сначала это был майор-лейтенант Сергей Нефедов (» Российский военный летчик был оштрафован на 27 миллионов долларов за пропущенную посадку. Парню грозит уголовное наказание «). Для восстановления справедливости требовалось личное вмешательство министра обороны, за что Сергея в полку прозвали «крестником Шойгу». Затем был еще один старший лейтенант, Сергей Кухтинов («Старшему пилоту нелепо присудили штраф в 35 миллионов за поврежденный самолет. «) А теперь история майора Василия Савельева, первоклассного летчика. Среди всех остальных, это, пожалуй, самое невероятное.

Майор Василий Савельев-Военный летчик первого класса, командир летной палубы.

SOS!

Все началось со звонка моего старого знакомого, бывшего инженера одной из авиационных частей:

«Послушай, это неправильно,- сказал он с самого начала, — он не человек». Называйте меня скучным старикашкой, но если вы откажетесь писать «МК», я пойду к другим. В любом случае, я не заткнусь. Я не могу. Я не один такой. Я разговаривал с некоторыми из моих одноклассников, пытаясь понять, как помочь этому парню …

И он рассказал историю, основанную на событии, произошедшем почти год назад. В то время информационные агентства со ссылкой на официальные сообщения Министерства обороны и пресс-службы Западного военного округа (ЗВО) сообщили, что истребитель Су-30 врезался в авиаполк «Хотилово» в районе Твери. Пилотам разбившегося самолета удалось катапультироваться. Никто не пострадал. Также не было никаких повреждений на земле. Причины и обстоятельства произошедшего выясняются. На место происшествия была направлена комиссия из ЗВО.

Позже некоторые СМИ сообщили неофициальную версию инцидента со ссылкой на обсуждения на форумах и в чатах пилотов и авиационных обществ. Затем было написано, что в ходе учебного боя другой самолет, Су-35, вместо имитации произвел настоящий выстрел из пушки: «Предполагается, что это вина пилота, но другого самолета: в Хотилово 35-й был введен в летную эксплуатацию после боевого дежурства, ракеты были выведены, но пушка не была разоружена. Он проводит рукопашный бой. Я сделал фотосессию, но она оказалась настоящей. Другие считали, что причиной инцидента стал технический сбой.

— Какая неисправность? — На другом конце провода мой собеседник разминался. — Банальный профессионализм!

Он был уверен, что он — техник до мозга костей — собирается разоблачить пилота и защитить «своих», таких же техников, как и он сам. Но оказалось наоборот: он говорил о незаслуженных обвинениях в адрес самого пилота!

— Чему ты удивляешься? — удивился он. — Вы знаете, во сколько обходится военному бюджету подготовка пилота?

— Да, -уверенно сказал я,- миллионы рублей. «

— Ответ неправильный. Сотни миллионов рублей! А то, что они хотят получить преимущество, стоит еще дороже. Он уже старший, первоклассный пилот, командир авиационной части. Он окончил летную школу с красным дипломом. Оценка, которую он получил впоследствии, была «отличной». Ни одного выговора за всю службу, только похвала. Он делал все: перевозил самолеты с завода в Комсомольске-на-Амуре по стране, летал в нейтральные воды в Швецию, сопровождал специальные рейсы … И вот уже почти год, пока длится расследование, парень не летает. Что он за пилот-истребитель после всего этого? Сотни миллионов были потрачены впустую на его обучение. Они говорят ему: его действия снизили обороноспособность страны. А «профессионалы», которые не обезвредили оружие, даже не были отстранены от своих обязанностей. В течение всего этого времени они продолжали обслуживать самолеты.

— Ценным кадрам, по-видимому, некому заменить их …

— С людскими ресурсами, обслуживанием самолетов у нас печальная ситуация», — пояснил он. — Все это следствие реформ, начатых при Сердюкове, когда он командовал. Старая система подготовки ВВС была снесена и не было создано ни одной новой. Сокращения в авиационных и технических школах серьезно подорвали авиационную промышленность. Потребуется время, чтобы прийти в себя. Но в то же время эти «цветы» производят такие же «ягоды».

Ощущается нехватка людей. На первых самолетах присутствовали офицеры-техники или специалисты, прошедшие подготовку в течение нескольких месяцев в школе сержантов. Даже обычным людям не разрешалось приближаться к самолету. Теперь мы были вынуждены набирать людей из соседних городов для прохождения краткосрочных курсов, а затем для обслуживания самолетов.

Когда он был капитаном, никто из нас не мог себе представить, что летчика-истребителя в учебном бою можно отправить с заряженной пушкой. По всем документам и правилам, самолет должен быть полностью разгружен для учебного боя! И вот они забыли загрузить его, и они хотят, чтобы пилот был виновен …

После того, как мой друг пришел в ярость, он, наконец, рассказал мне, что произошло в тот злополучный день, когда Су-30 разбился в Хотилове.

Место крушения Су-30М2.

Пулеметная очередь

Это произошло 22 сентября 2020 года. Это был обычный летный день в полку. Самолеты находились в местах разгона. Пока летали самолеты метеорологической разведки, летный состав отрабатывал очередные полеты «в пешем строю». После учений все прошли медицинский осмотр, капитан дал предполетные инструкции, и пилоты направились к самолетам.

Командир летной части, летчик первого класса майор Василий Савельев в первом полете не участвовал. Сначала его Су-35 пилотировал командир эскадрильи. Он вернулся, улетев без каких-либо возражений. Савельев должен был совершить следующий маневренный тренировочный полет на том же истребителе. В бою участвовали три «сухих» бойца.

Уточнив свою роль в «битве» на земле, пилоты отправились встречать самолеты, стандартная предполетная процедура. Осмотрев свой Су-35, командир Савельев подписал протокол обучения самолета. Графа «средства уничтожения воздушного судна» была пуста, что означало, что в самолете не было средств уничтожения. Техник доложил в стандартной манере: самолет в хорошем состоянии, такой-то запас топлива. Командир забрался в кабину и запустил двигатели.

Он увидел взлетающую с трассы пару истребителей, лидера на своем-35 и второго пилота на своем-30м2, самолет, с которым он собирался встретиться в учебном бою. Последним взлетел командир тандема, пилот первого класса Су-35 Василий Савельев.

В воздухе, в специальной полетной зоне, они установили учебный бой. Сначала самолет Савельева играл с двумя другими в качестве цели, которую они атаковали. Затем они провели оборонительные наступательные маневры и атаковали хвостовой самолет, самый дальний в боевом порядке.

На этом этапе вам пришлось отрабатывать имитацию запуска управляемых ракет малой дальности и пушек. Отстрел имитированной ракеты прошел успешно. Но когда у Савельева его-35 был переведен в пушечный режим и пилот нажал на спусковой крючок, он вдруг услышал короткий шквал выстрелов. Легкая «долвареда» покинула крыло самолета Су-30м2, чтобы спать, в котором я работал.

В кабине СУ-30М2, спустя несколько минут, голосовой информатор сообщил о неисправности в гидравлической системе, отсутствии давления, а автоматика подсказала, что экипаж катапультируется.

Нокдаун упал и взорвался в лесу, в 28 км от аэродрома. Экипаж из двух человек приземлился без травм или повреждений.

Бар безопасности

— В бортовом журнале, где пилот расписывается при приеме самолета, мой собеседник указал, что помимо линии над вооружением должна также быть запись о состоянии контактора вспомогательного предохранителя (AF). Контактор предохранителя является барьером безопасности. Включите и выключите питание пушки. Во время учебных полетов рукоятка спускового крючка должна быть открыта, чтобы оружие, даже если оно заряжено, не сработало случайно.

В данном случае, когда после аварии начали что-то чинить, оказалось, что последнюю отметку в реестре о том, что прием контактора открыт, он сделал за пять дней до аварии, 17 сентября.

— Но если с 17 по 22 никто не прикасался к контактору, почему оружие все еще работало?

— Дело в том, что накануне, то есть 21 сентября, Су-35 был снят с боевого дежурства. Самолет всегда на страже со всем вооружением, с заряженными ракетами и пушками, поэтому он может взлететь в любое время и остановить действия нарушителя. Это означает, что для несения боевой службы контактор EZ всегда должен находиться в положении для стрельбы. Когда Су-35 был обескуражен подготовкой к тренировочным полетам, ему пришлось снять все вооружение и, естественно, открыть высокосветящий контактор. Но оказалось, что ракеты были изъяты, но они забыли разгрузить каньон и открыть контактор. Не говоря уже о том, что никто также не сделал обязательной записи об этом в бортовом журнале.

— Мог ли пилот перед полетом, когда осматривал самолет, посмотреть, был ли каньон загружен или нет?

-Конечно, он может видеть подвешенное оружие: ракеты. Но все, что связано с пушкой, не может этого видеть. И это не входит в описание его работы. Как контактор DZ, так и пушка должны быть проверены специалистами по вооружению.

— Они сделали это?

— Я не знаю. Ребята рассказали мне, что после инцидента, когда пилот Савельев посадил свой самолет, на него набросились двадцать технических специалистов и специалистов по вооружению, конечно, они испугались. Он потребовал, чтобы принесли лестницу и открыли пушечный люк, он хотел убедиться, что пушка находится в боевом положении.

— Потому что? Что ж, очевидно, что он действительно сработал.

— Наверное, для того, чтобы кто-то не разорвал цепочку и не приписал все «высшей силе». Кстати, именно это и произошло дальше …

В тот день все на аэродроме слышали, как пилот ругался: почему, черт возьми, пушка не была разблокирована! Инженер по вооружению полка спросил своего подчиненного унтер-офицера («спросил» — мягко выражаясь, конечно, все было очень шумно), почему ствол заряжен, а ручка затвора находится в положении «включено»?»? Унтер-офицер ответил: «Я не знаю, я не проверял самолет!

Они сказали мне, что в то время, когда Су-35 готовился к взлету, на взлетно-посадочной полосе никого не было. Но они назначены на всю летную смену и должны быть там до конца. Кстати, во время подготовки команды к полету должны быть исполнитель и диспетчер. Один делает работу, другой проверяет ее.

— Так много людей и такой результат?

— И какое время и возможность все это проверить! Во-первых, утром 21-го самолет был приведен в боевую готовность. Это означает, что на нем проводились послеполетные работы, когда вооружение было снято и все восстановлено в исходное состояние.

Во-вторых, во второй половине того же дня заместитель командира полка, отвечающий за авиационную инженерную службу, приказал провести работы в авиационной команде. Тогда вы также могли бы все проверить, даже залезть на ствол этого Су-35. И это должен был делать один переводчик утром, а другой днем. Только контроллер был тот же самый. И тогда каждый должен был расписаться: этот-за то, что он сделал, а другой-за то, что он проверил.

В-третьих, на следующий день, утром 22 сентября, самолет был повторно осмотрен перед первым полетом.

В-четвертых, когда Су-35 утром вернулся из первого полета, он снова подготовился к следующему полету. Это означало, что также можно было проверить работоспособность системы вооружения и посмотреть на контактор дистанционного управления.

— Так почему же в тот день не стреляли из пистолета во время первого полета?

— Это было еще одно упражнение. Также маневрировал в бою, но пилот не использовал пушку. Он сам имитировал цель. Над этим работали другие самолеты. Мне повезло.

Счастливая семья летчика Савельева до аварии.

Каждый сам за себя.

Эта история была неприятна для меня, так как она разрушила устоявшуюся концепцию командной работы «техник — пилот — самолет», заложенную в старых советских фильмах, таких как «Только старики идут на войну». То, что происходило, мало походило на теплые, почти знакомые отношения между механиком и пилотом, которые так запомнились в этом фильме …

Из сказанного мне было непонятно одно: если проколы технического персонала так очевидны, на чем он основывался, чтобы обвинять во всем пилота?

Основы оказались шаткими, формальными и слабыми. Следствие считает, что вина майора Савельева заключается в том, что он был последним (в авиации говорят «крайним») человеком, который мог предотвратить происходящее в небе из-за недостатков на земле.

Старейший обвиняется в несоблюдении предписаний методологических схем по двум пунктам.

Во-первых: перед имитацией стрельбы из пневматической пушки он не выключил «Главный» переключатель, который приводит в действие все «боевые» кнопки.

Здесь мы должны уточнить: в тот момент, когда пилот выполняет имитацию стрельбы ракетой, «Основной» должен быть включен. И когда он переключается на пушку, он выключается. Во время полета майора Савельева «Принципал» работал до самого конца.

Во-вторых, летчики-истребители знают, что перед началом учебного боя пилот должен направить самолет в безопасное направление и провести тест на нажатие на спусковой крючок. Убедившись, что реальных пушечных выстрелов нет, он может приступить к так называемым фотографическим снимкам. Этого не сделал Савельев.

И здесь возникает резонный вопрос: почему пилот первого класса не последовал этим, казалось бы, простым инструкциям?

Чтобы прояснить этот вопрос, я обратился к другому специалисту, человеку, непосредственно связанному с разработкой этого типа самолетов. И, как вдруг выяснилось, он был знаком с текущей ситуацией (я не буду ее называть по понятным причинам).

«Давайте сначала разберемся с главным выключателем», — начал объяснять ему специалист. — Вы знаете, что в армии все делается по приказу и на основании ориентировочных документов. Основным документом для использования воздушного судна является Руководство по полетной эксплуатации (FOM). Поставляется вместе с самолетом завода. Далее составляются методические рекомендации на основе руководства по полетам, составляются графики, в которых определяется порядок работы пилота и меры безопасности. Там все должно быть четко объяснено: сделай один, сделай два … И вы должны делать это только в определенное время, а не в другое.

Таким образом, в ходе расследования выяснилось, что ни в руководстве по полету, ни в каком-либо другом документе не описаны действия пилота с основным переключателем во время перехода от имитируемой ракетной атаки к стрельбе из пушки. Он говорит только о том, когда пилот должен включить его: перед выполнением задания, когда он имитирует запуск ракеты. Но откуда, когда и как его отключить, ни слова.

Но в Руководстве по полетам есть небольшой параграф под названием «фотосессия». В одном предложении буквально говорится, что фотосъемка должна выполняться при выключенном «главном» выключателе.

— Что такое фотосъемка?

— Вот именно … Я бы сказал, что эта же концепция не только технически, но и юридически неверна для Су-35. В нем нет никакого устройства для фотосъемки. Там ведется постоянная видеозапись. И в приказе, выполняемом пилотом, ничего не говорилось о съемке фотографий. Он говорит: провести пуск ракет малой дальности и учения по стрельбе из пушек. И его обвиняют в нарушении правил фотографической съемки.

— Вы можете спорить о словах, но я хочу понять проблему с технической точки зрения …

— Ну, давайте разберем это технически: техника сложная, пилот один в кабине, управляет самолетом и одновременно участвует в воздушном бою. Поэтому задачи, которые он должен выполнять в ситуации такого типа, должны быть четко определены и отработаны до автоматизма. А если в документах есть путаница, двусмысленность, то работа усложняется и она отдаляется от выполнения боевой задачи.

Честно говоря, я думаю, что даже если бы все эти документы содержали подробное описание действий пилота, все равно было бы очень трудно их выполнить. А для новичка это вообще невозможно.

Как и в данном случае: вокруг вас летают два самолета, идет воздушный бой. Это мимолетно, вы должны избегать попадания в кого-то и уклоняться от атаки. Поэтому пилот должен быстро посмотреть и нажать кнопку на нижней левой панели. Затем, чтобы найти нужный момент — нажать на «Главный» переключатель. И на самом деле это в верхней части панели. Даже эти же кнопки расположены в разных местах, что принципиально усложняет действия пилота во время и без того сложного полета.

— Если переход от моделирования ракетной стрельбы к моделированию стрельбы из пушки усложняет ситуацию, не можем ли мы сделать так, чтобы все оружие использовалось одинаково?

— Спрашивайте по существу! Наш Су-35 на самом деле летающий компьютер. В процессе эксплуатации она совершенствуется, совершенствуется … Теперь, по моему мнению, это обновление пришло вовремя. И это не только мое мнение. Спросите любого, кто летал на Су-35.

Метод, при котором имитируется ракетный огонь в учебном бою, называется тренировочным. Если бы завод прописал в программе, что пистолет можно использовать в «учебном» режиме, не имело бы значения, включен он или выключен. Если бы это было сделано на земле, то никогда бы не было произведено выстрела в воздух.

— Известно ли об этом комиссии по расследованию?

— Насколько я знаю, когда я работал в Хотилове, был сделан запрос в Ахтубинск. Оттуда они прислали документ, в котором исследователи в очередной раз указали на недостаток невозможности использования оружия в «тренировочном» режиме, что очень усложняло задачу пилота в учебном бою.

— Но другие пилоты как-то справляются с этим «недостатком»?

— В том-то и дело: они делали то же самое! В нарушение закона были разработаны методические карты летных заданий. Они не объясняют, как пилоты должны действовать в полете, используя механизмы управления вооружением самолета. Их не учили правильно, так как нет единой методологии. Они даже были оценены за полеты без учета этих критериев.

— Следовательно, причины произошедшего все-таки можно найти на земле?

-То же самое я могу сказать и о втором пункте обвинения командира Савельева: о контрольной стрельбе из пушки, из которой, похоже, он не стрелял. Служба безопасности полетов зафиксировала в своем заключении, что летный персонал подразделения в целом не соблюдал этот пункт руководства по полетам при «стрельбе из фотопушки» при использовании воздушной пушки.

Можно понять пилота. Он четко знает, что на его самолете нет оружия, и все же в бою, когда ситуация и без того сложная, ему приходится выполнять некоторые отвлекающие маневры управления. Кроме того, я поговорил с другими пилотами, с которыми встречался, они тоже говорят, что поступают так же, и в один голос продемонстрировали мне: да, почти каждый из нас мог бы оказаться на их месте, если бы такой технический персонал работал неправильно.

— Но почему?

— Это как на улице: зеленая лужайка разбита, но люди продолжают ходить по ней, ступая на дорожку — идти неудобно: далеко, и везде лужи. Что же нам тогда делать? Заасфальтируйте эту дорогу, чтобы людям было удобнее по ней ходить. Но здесь на его место поставили полицейского, чтобы он собирал штрафы за нарушения. Он возьмет деньги, но трава все равно будет вытоптана.

То же самое происходит и здесь: самолет новый. Если все чувствуют себя неловко — немного манипулируйте этим, переделайте — Тьфу! И если ты не сделаешь этого сейчас, то это будет не в последний раз.

Заплати миллиард

Теперь командиру Савельеву предъявлено обвинение по статье 351 Уголовного кодекса Российской Федерации в нарушении и подготовке правил полета. Странно, конечно. Он не нарушал правил полета и использования воздушного пространства, он подготовился к полету так, как его обучали. Что, если его неправильно обучили?

Но пилоту первого класса может грозить тюремное заключение сроком до 7 лет и огромные денежные выплаты. Что именно — пока не ясно. Все, что мы знаем, это то, что шесть лет назад, когда Су-30М2 покинул завод, он стоил 1 миллиард 147 миллионов рублей. Исследователи подсчитали, что до катастрофы его цена составляла 1 миллиард 143 миллиона рублей. По какой-то причине они решили, что через 6 лет, пролетев четверть срока полезного использования, он потерял в цене всего 4 миллиона, хотя на тот момент его балансовая стоимость составляла 940 миллионов.

Правда, здесь не имеет смысла обсуждать «больше или меньше» — разница между суммой в 1000 миллионов 143 миллиона рублей и 940 миллионами незначительна. Точнее, ни одного … для летчика с такой зарплатой, как у него. Ни один из них не может быть оплачен большей воздушной армии или даже за несколько жизней.

Интересно, успел бы Александр Покрышкин оплатить стоимость сбитого им бомбардировщика СУ-2? Он, может быть, он бы это сделал. В то время не существовало дорогостоящих «летных компьютеров», и формирование пилотов что-то значило. Покрышкин не был «наказан», но ему дали полетать. Конечно, он был наказан. Он был предупрежден, впоследствии исключен из партии, и его первое прошение о присвоении звания героя Советского Союза было отозвано. Но он летел! И он защитил свою родину!

Он также летал на Иване Кожедубе, не менее известном советском асе, который в апреле 1945 года сбил два самолета союзников, перепутав их с немецким «Фокке-Вульфом». В это время был убит один из американцев.

Экипаж сбитого командиром Савельевым СУ-30М2 даже не пострадал: летит по-прежнему. Но сам командир был лишен рая. И, судя по всему, не только он. У Савельева двое детей, которые растут. Они, как и его отец, могли быть пилотами. Теперь они, наверное, сто раз подумают. И многие другие военные летчики, наблюдая результат подобных ситуаций со своими сверстниками, а Савельев, как уже было сказано, не первый, все больше и больше смотрят в сторону гражданской авиации. Военная подготовка там лучше, а гражданским пилотам лучше платят.

И все же главное в этой истории, на мой взгляд, это нечто другое. Если вина сейчас ляжет на командира Савельева, у скольких руководителей на местах была бы возможность доложить, что в его экономике все идет хорошо? Они вздохнут с облегчением, слегка поправят свои бумаги и очень скоро все забудут. До следующей чрезвычайной ситуации с другим пилотом.

Конечно, это удобнее для всех. У следствия есть конкретный виновник, поэтому нет необходимости рыться в поисках остальных или устанавливать роль и степень вины каждого в случившемся. Элементы управления могут информировать купол об авторе, забывая об ошибках и недостатках. Компании-производителю не нужно беспокоиться о стоимости устранения дефекта конструкции самолета. Все счастливы, когда есть хоть один виноватый!

Только если они поставят пилота в конец очереди, это означает, что все может повториться очень скоро. Существует та непреложная истина, что все ошибки на небесах совершаются на земле.

| | |

… Во время написания этой статьи стало известно, что на аэродроме Дземги в Комсомольске-на-Амуре при весьма любопытных обстоятельствах пропали охотничьи Су-35 23-го охотничьего авиационного полка. Проблема, во всех смыслах, заключалась в технической стороне. Я даже задаюсь вопросом, кто будет винить на этот раз миллионы морских звезд.

Оцените статью
Новости
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

У сбившего в учебном бою Су-30 летчика потребовали миллиардный штраф
pozhar na zavode gazproma dovel evropu do toplivnoj isteriki
Пожар на заводе «Газпрома» довел Европу до топливной истерики